психотерапия минск

Психотерапия

Он избегал диагнозов и распределений по категориям. Он вёл себя так, как будто впервые сталкивался с каждым конкретным набором жалоб и личных особенностей, как будто по-настоящему верил, что каждый индивид уникален и требует уникального терапевтического подхода. И мне понравилась его готовность выносить неопределённость и решать трудоёмкую задачу создания разной терапии для каждого пациента.

И. Ялом «Палач любви»

Единственная единственность

Экзистенциальная терапия как вид психологической помощи, по сути, иноприродна повседневной жизни, перпендикулярна ей. Повседневность требует автоматизации действий. На пике социальной активности огромное количество вещей мы делаем, не задумываясь об их сложности. Как правило эта сложность осознаётся при столкновении с препятствиями, которые с ходу не взять. Тогда наступает рефлексивная пауза, попытка осмыслить происходящее. Психотерапия и есть такая пауза в стремительном течении жизни. Пауза, в которой двухмерность всего привычного обретает третье измерение — измерение индивидуальности, измерение уникальных смыслов.

Эта уникальность обретается осмыслением непосредственно данного. Под осмыслением здесь имеется в виду не столько процесс рационального, сколько процесс эмоционального понимания: схватывание смыслов через воображение, предчувствие, переживание, терпение (воздержание от использования шаблонов и готовых решений).

«Единственную единственность нельзя помыслить, но лишь частно пережить» 1.

Уникальность схваченного в переживании смысла тут же теряется при попытке выразить его в слове. Но именно этим, казалось бы, обречённым на поражение усилием, создаётся и изменяется человек, ничем не исчерпанный, никогда не высказанный до конца.

Терапевтические рамки

Тот факт, что терапевтический процесс выстраивается вокруг уникальности клиента, делает крайне затруднительным его универсальное, чёткое, структурированное описание. Каждый раз этот процесс протекает по-разному, но каждый раз он встраивается в контекст сложившихся социальных отношений и практик, что позволяет зафиксировать на границе индивидуального / общего ряд принципиальных моментов, вокруг которых разворачивается терапия:

  1. Психологическая помощь предоставляется в форме услуг, что предполагает наличие в этом взаимодействии ролей терапевта и клиента(ов), распределение ответственности и заключение договорённостей между ними.
  2. Договорённости обычно касаются места, времени, периодичности встреч, стоимости услуг терапевта и целей психотерапии, которые формулируются в терминах желаемых жизненных изменений.
  3. В общем случае ответственность клиента состоит в том, чтобы привносить в терапию содержания своей жизни, ответственность терапевта — предлагать способы «работы» с ними.
  4. Изменения в жизни клиента являются следствием проделанной им «работы» (как в рамках сессий, так и за их пределами) по исследованию особенностей собственных чувств, переживаний, способов мышления и установления отношений с окружающими.
  5. Терапия — это диалог, содержанием которого является жизненный мир клиента, фокусом – переживаемые им тревоги, затруднения, страдания, неудовлетворённости, проблемы, целью – желаемые изменения в его жизни.

Не будет преувеличением сказать, что жизнь — это и есть изменения. В таком случае психотерапия есть способ ориентации в их непрерывном потоке. Прояснение ориентиров, открытие возможностей, аккумуляция ресурсов, необходимых для воплощения намерений, корректировка планов и т. д.

Чем-то это похоже на плавание под парусом: необходимо наметить курс, ориентироваться в направлении воздушных потоков и научиться «ловить» их так, чтобы продолжать движение к намеченной цели даже при встречном ветре.


1 М. М. Бахтин «К философии поступка».